Размер шрифта
Цветовая схема
Пр. Генерала Острякова, 70, Севастополь +7 (8692) 48-12-03 +7 (978) 903-77-42
Купить билет

Русский живописец польского происхождения Иосиф Евстафьевич Крачковский получил признание при жизни, однако, в настоящее время его имя почти забыто. С ранних лет он увлекался и живописью и музыкой.

По окончании гимназии, проучившись несколько лет в консерватории, Крачковский поступил и впоследствии успешно закончил петербургскую Академию художеств. Во многом благодаря влиянию своего учителя профессора пейзажной мастерской Михаила Константиновича Клодта, сформировалась его живописная манера, в которой соединились традиции академического и реалистического пейзажа.

Начиная с 1890-х годов, художник много работал в Крыму: в Ливадии, Массандре и Ореанде, исполняя многочисленные заказы русской знати. Природа юга так полюбилась живописцу, что с 1908 года он каждую весну и осень уезжал в Крым, в Италию или на французскую Ривьеру. Главное в его работах — мотивы южной весны с ее яркими красками цветущих деревьев и роскошных цветов, богатые усадьбы и императорские резиденции.

В маленьком, картинно-видовом пейзаже из севастопольского собрания, «приятном для глаза и души», с фотографической точностью на фоне Крымских гор «нарисован» Массандровский дворец императора Александра III, из рыцарского замка превратившийся в «сказочный терем». Он расположен в Верхней Массандре на Южном берегу Крыма. Дворец принадлежал Александру III, затем Николаю II. Царствующие особы, посещая Тавриду, часто бывали в этом камерном, нехарактерном для южнобережной архитектуры дворце, но никогда не оставались в нем ночевать.

Подобные работы принесли художнику огромную популярность и ныне не оставляют равнодушным современного зрителя. Иосиф Крачковский, обладая огромной работоспособностью и деловыми качествами, сумел довольно быстро сделать себе имя, активно участвуя в выставочной жизни в России и за рубежом.

В 1902 году его персональная выставка была «удостоена» посещения императорской семьи. Николай II приобрел несколько работ мастера для Музея императора Александра III. Следствием этого посещения стали многочисленные высочайшие заказы и интерес к его творчеству русских и европейских коллекционеров.

Крачковский Иосиф Евстафьевич

Родился в 1854 в Варшаве, умер в 1914 в Коденабии на озере Комо (Италия).

Пейзажист. Учился в АХ (1871–1879) сначала вольнослушателем, затем постоянным учеником у М. К. Клодта. В 1879 — звание классного художника 1-ой степени. Пенсионер АХ во Франции (1880–1884). С 1885 — академик. Преподавал в Рисовальной школе ОПХ (1888). В 1890-е годы посетил Крым, с 1908 ежегодно весной и осенью ездил в Крым, Италию и Францию. Член ОПХ (с 1885); член Общества Куинджи (с 1913).

Другие экземпляры коллекции
Портрет княгини С. Ф. Касаткиной Ростовской
Серов Валентин Александрович
Этот портрет, незаконченный и почти эскизный, но продуманно-целостный, позволяет рассмотреть процесс работы мастера над произведением.
В старом доме. Интерьер
Жуковский Станислав Юлианович
В картине «В старом доме» разлита тихая печаль, грустное раздумье о приходящих в упадок дворянских усадьбах, тонко передано ощущение безвозвратности прежней жизни.
Японка
Верещагин Василий Васильевич
В севастопольском собрании хранится, пожалуй, одна из самых поэтичных работ Верещагина — «Японка», которая знакомит с менее известной стороной его творчества.
На берегу реки
Архипов (Пыриков) Абрам Ефимович
В данном пейзаже художника прекрасно передано переходное состояние природы, он наполнен светлой и немного грустной поэзией.
Последние лучи
Богаевский Константин Фёдорович
Два пейзажа Богаевского в собрании музея — «Последние лучи» и «Южная страна» — это две легенды.
Дама с книгой
Крамской Иван Николаевич
Портрет князя С. М. Голицына
Тропинин Василий Андреевич
Из четырех портретов кисти В. А. Тропинина в собрании музея наиболее известен «Портрет князя С. М. Голицына».
Астры и помидоры
Коровин Константин Алексеевич
В полотне «Астры и помидоры» жизненные проблемы как бы отходят на дальний план, натюрморт получился ярким, звучным, радостным, как бы вопреки тому, что 1919 год был голодным, тяжелым для всей России и особенно для Коровина.