Размер шрифта
Цветовая схема
Пр. Генерала Острякова, 70, Севастополь +7 (8692) 48-12-03 +7 (978) 903-77-42
Купить билет

Николай Петрович Крымов, выпускник Московского училища живописи, ваяния и зодчества, в поисках наиболее точного выражения своих творческих идей, постоянно экспериментировал, искал собственный живописный стиль.

Декоративность, своеобразная «гобеленовость» — утонченная изысканность колорита и живописной манеры — сближали ранние произведения живописца с работами художников творческого объединения «Голубая роза», близкого к поэтике символизма. Затем, пристальное наблюдение натуры, работа над пейзажным циклом «крыш» объединит его с художниками другого выставочного объединения — «Союз русских художников».

В 1908–1910 годах в картинах Крымова появляются жанровые мотивы, хотя сюжет в них сведен до минимума. Художник обращался к изображению мотивов действительности, но решал их в традициях народных лубочных картинок. Интерес к искусству примитива был распространенным явлением русской художественной жизни того времени.

Известный критик Павел Муратов отмечал в пейзажах Крымова «густую и крепкую живопись, остро прочувствованные краски и, до угловатости, просто взятые формы», что и демонстрирует работа из севастопольского собрания.

Композиция картины «Зима» полностью выдумана, сконструирована самим художником, пейзажный образ обобщен. Из старых, привычных мотивов он построил свой немного наивный, игрушечный, но очень похожий на реальный мир, обратившись не столько к приемам, сколько к внутреннему духу лубка.

Чистота чувств, отказ от «говорящих» деталей, порой отвлекающих внимание зрителя от жизни самой природы, а также нарочитая упрощенность форм, утрированность рисунка, обобщенность цветовых пятен помогли освободиться от устарелых традиций, выразить размышления художника о вневременном и вечном.

Эта работа до революции экспонировалась на выставке «Союза русских художников», в 1925 году выставлялась в Третьяковской галерее на выставке «Крестьянин в русской живописи», а в 1984 — в Москве на персональной выставке Н. П. Крымова в Центральном доме художника.

Крымов Николай Петрович

Родился в 1884 в Москве, умер в 1958 там же.

Пейзажист, театральный декоратор. Учился у своего отца — художника П. А. Крымова, затем в МУЖВЗ на архитектурном (1904–1907) и живописном отделении (1907–1911) у А. Е. Архипова, Н. А. Касаткина, Л. О. Пастернака, В. А. Серова. Преподавал во ВХУТЕМАСе (1920–1922); в Изотехникуме памяти 1905 года (1934–1936). С 1942 — заслуженный деятель искусств РСФСР; с 1949 — член — корреспондент АХ СССР; с 1956 — народный художник РСФСР.

Другие экземпляры коллекции
Вечер. Берег моря
Орловский Владимир Донатович
На картине изображен находящийся от Рима в 40 километрах приморский городок на Тирренском побережье — Порто д’Анцио.
Фонтан в парке
Галактионов Степан Филиппович
Довольно редко в музейных, да и в частных собраниях встречаются живописные работы основоположника русской пейзажной гравюры Степана Филипповича Галактионова.
Последние лучи
Богаевский Константин Фёдорович
Два пейзажа Богаевского в собрании музея — «Последние лучи» и «Южная страна» — это две легенды.
Зимнее утро
Грабарь Игорь Эммануилович
Пейзаж «Зимнее утро», созданный в Дугино, — это дивная оркестровая симфония красок и форм, состоящая из множества фактурных мазков, своеобразных перезвонах чистого цвета, что напоминает об увлечении Грабаря дивизионизмом — разложением цвета — использование раздельных, несмешанных на палитре дополнительных цветов, рассчитанное на их оптическое смешение на холсте.
На берегу реки
Архипов (Пыриков) Абрам Ефимович
В данном пейзаже художника прекрасно передано переходное состояние природы, он наполнен светлой и немного грустной поэзией.
Портрет жены негоцианта Киселева
Тропинин Василий Андреевич
«Портрет жены негоцианта Киселева» из севастопольского собрания можно назвать «полупарадным» портретом или «полужанром».
Японка
Верещагин Василий Васильевич
В севастопольском собрании хранится, пожалуй, одна из самых поэтичных работ Верещагина — «Японка», которая знакомит с менее известной стороной его творчества.
В Крыму
Васильев Фёдор Александрович
В колорите очень точно выдержано цветовое единство, так как живописец умело использовал серо-синие, зеленые близкие по тону цвета, которые полностью соответствовали натуре.